?

Log in

No account? Create an account

Tue, May. 2nd, 2006, 07:26 pm
Казармы лейб-гвардии Гренадерского полка (Петроградская наб., 44; ул. Чапаева, 30а)

Л.Б. Александрова «Луиджи Руска» (серия «Зодчие нашего города»), Л, 1990г., сс.44-51

«…Как указывалось выше, главной функцией Комитета для построения казарм на Петербургской стороне было строительство казарменных зданий, составление проекта которых было поручено Руска. В них первоначально предполагалось разместить Белозерский пехотный полк, и лишь с 1811 года там расположился лейб-гвардии Гренадерский.

Разработанный архитектором проект и сметы были приняты, но «с таковою в оных отменою, чтобы для сокращения издержек не полагать в оных церкви и особенного лазарета» 52. Таким образом, уже в начале строительства проект зодчего был урезан.

Местом строительства казарм Гренадерского полка был выбран участок на Петербургской стороне (ныне Петроградская) у истока реки Карповки у современного Гренадерского моста. Здесь находились пивоварня и различные деревянные строения, которые были снесены в связи с началом строительства.

К началу XIX века территория этого участка не имела регулярной планировки и застройки, поэтому зодчий был свободен в выборе пространственного решения. По существу созданием Гренадерских казарм была сформирована планировка этой части города. Полк был пехотным и основными постройками по проекту Руска, которые должны были войти в ансамбль, были: офицерский корпус, три солдатские казармы, церковь, госпиталь, дома для рабочих и кузница (церковь и дом для рабочих построены не были). Располагая эти постройки изолированно друг от друга на основе свободной планировки, Руска создает великолепный ансамбль. Кроме зданий в ансамбле важную роль играли площади и дворы, огра¬ниченные заборами. Они вместе с фасадами зданий организовывали пространство, определяли границы ансамбля и формировали его композицию.

Принцип расположения построек в ансамбле был обусловлен характером местности и прежде всего близостью рек. Именно на них и ориентировались главные здания. Офицерский корпус предполагалось возвести на берегу Большой Невки, солдатские казармы — вдоль набережной Карповки. Между ними возвышалась церковь. Остальные постройки: госпиталь, мастерские и кузница находились внутри застройки. Планировка, объемно-пространственная композиция ансамбля, размеры сооружений и характер их членений определялись акватория¬ми протоков, по берегам которых располагались основные здания.

В соответствии с расположением на берегу более широкой Большой Невки Руска проектирует офицерский корпус, как мощный, вытянутый по горизонтали монолитный объем с крупными членениями и выразительны¬ми акцентами в виде трех шестиколонных дорических портиков. Офицерский корпус служил жилым домом для офицеров полка. Он состоял из отдельных ячеек-квартир, связанных между собой арочными галереями двороых фасадов. Таким образом, офицерский корпус по своей структуре является многоквартирным жилым домом. Квартиры распределялись поэтажно в соответствии с иерархией военных чинов. На втором этаже находились квартиры высшего офицерского состава, первый и третий этажи занимали нижние офицерские чины и служащие. В соответствии с этой внутренней структурой фасад здания разделен тремя рядами различных по размеру и оформлению окон; причем особо выделен второй этаж; он выше остальных, отделен от первого горизонтальной тягой, усиленной в ризалитах балюстрадой.

Сохранившиеся до наших дней солдатские казармы выходят фасадами на набережную более узкой реки Карповки и представляют собой три отдельно стоящие здания, соединенные между собой воротами, решенными в виде невысокой стенки с арочным проездом в центре и прямоугольными проходами по сторонам. Все три казармы имеют идентичные планы, объемно-пространственную композицию и характер обработки фасадов. Они П-образные в плане, двухэтажные, с трехэтажным ризалитом в центре. В обработке их фасадов Руска отказывается от использования ордера, подчеркивая тем самым второстепенную их роль по отношению к таким постройкам, как церковь и офицерский корпус. Основная архитектурная отделка фасадов сосредоточена на ризалитах; это рустовка на углах зданий и наличники окон первого этажа в виде чередующихся сандриков и фронтончиков. Расположенный в центре здания вход выделен рустованной на углах нишей, завершающейся арочным окном третьего этажа. Акцентирование центральной оси как объемом, так и архитектурной обработкой не только организует композицию самой постройки, но и создает определенный ритм в застройке этой части ансамбля, при¬давая ему цельность. Внутренняя планировка этих зданий, в отличие от офицерского корпуса, характеризуется укрупнением размеров помещений, что связано с образом жизни солдат: общие жилые комнаты, кухни и про¬чие помещения.

Особое место в ансамбле согласно замыслу зодчего отводилось церкви, расположенной на треугольной пло¬щади, образованной торцевыми фасадами офицерского и одного из солдатских корпусов. Она должна была являться связующим звеном между отдельными постройками. Церковь — самое высокое сооружение ансамбля, его вертикальная доминанта. Эта роль центра ансамбля и опреелила характер ее архитектурного решения.

Из всех возможных типов культовых построек зодчий выбирает центрическую композицию. Церковь зального типа, основное подкупольное пространство решено в виде ротонды. К основному цилиндрическому объему примыкает шестиугольный дорический портик с колокольнями, обращенный к истоку Карповки, за которым находился вход. По основной своей композиционной схеме церковь напоминает римский Пантеон. Но в ее облике сочетаются черты античной и церковной архитектуры нового времени. О достоинствах церкви мы можем судить лишь по проекту зодчего, так как само здание построено не было.

По проекту Руска в комплекс казарм должны были входить служебные постройки: госпиталь, мастерские и кузница. Они формировали застройку улицы, проходя¬щей внутри комплекса и выходящей на площадь с церковью. Общей чертой этих построек является отсутствие ордера, что подчеркивает их служебную, второстепенную роль в ансамбле. Последовательность их расположения от центра ансамбля — площади — характеризовала степень значительности каждой из них и диктовала их образное решение.

Самым ближним к церкви зданием является госпиталь — двухэтажная постройка с рустовкой по первому этажу и на углах здания. Второй этаж выделен гладью стен, а также размером окон и обработкой их сложно профилированными наличниками и сандриками.

Рядом с госпиталем предполагалось построить двухэтажное здание мастерских. Оно ниже госпиталя вследствие более низкого уровня второго этажа. Акцент здесь был перенесен на первый этаж как главный. Выразительность фасада определяется равномерным ритмом окон и горизонтальной тягой между этажами. Входная дверь с лестницей расположена на оси здания и обработана наличниками.

Здание мастерских объединено общим двором с кузницей — последним сооружением в застройке улицы. Это одноэтажный павильон зального типа. Благодаря строгости обработки фасада и удачно найденным пропорциям этой постройке, несмотря на небольшие размеры, присущи черты монументальности.

В настоящее время от многочисленных оград ансамбля существует лишь ограда у кузницы. Она представляет собой сплошную невысокую стену с карнизом. Основным мотивом ее оформления являются глухие арки, разделенные рустованными пилонами. Отсутствие чертежей не позволяет безоговорочно утверждать авторство Руска. Но подобного типа аркады типичны для архитектуры классицизма и неоднократно встречаются в работах зодчего.

О том, каким должен был быть ансамбль по замыслу Руска, можно представить себе по двум гравюрам, включенным в увраж зодчего, изданный в 1810 году. На первой из них изображен ансамбль со стороны Большой Невки с видом на церковь, офицерский и солдатские корпуса. Единство в этой части ансамбля достигается рядом приемов: динамикой композиции, определенная направленность которой в сторону церкви создается благодаря контрасту горизонтальных форм офицерского корпуса и солдатских казарм и вертикального объема церкви, а также ритмом основных акцентов фасадов жилых построек. В офицерском корпусе ими являются три портика, в солдатских — три трехэтажных ризалита. Основные видовые точки, из которых просматриваются все здания, располагаются на оси церкви. В таком случае церковь воспринимается фронтально, а остальные здания — в ракурсе. Причем более протяженные солдатские корпуса претерпевают большее перспективное сокращение, чем офицерский. Таким образом, достигается равновесие частей ансамбля, где церковь является связующим звеном. Именно эта постройка вносила единство в ком¬позицию, организовывала отдельные ее элементы и окружающее пространство. Отсутствие церкви лишило казармы качества ансамбля. О построенных зданиях можно лишь говорить как о комплексе казарм, предназначавшихся для размещения полка.

Второй вид на казармы — со стороны площади для военных упражнений — раскрывает новые качества ан¬самбля. Организующим его элементом с этой стороны является открытое пространство площади, на которую выходят дворовые фасады. Основным мотивом, объединяющим постройки, являются арочные галереи, проходящие вдоль фасадов основных. Исключение составляют церковь и кузница. Этот прием служит средством выделения церкви среди окружающих зданий. Вторая постройка ввиду ее малого объема не нарушает общего характера ансамбля.

По проекту Руска скульптура занимала в архитектуре Гренадерских казарм незначительное место. Церковь была единственной постройкой, в убранство которой входила пластика: это тематический рельеф над входом и орнаментальный фриз из треножников и гирлянд, опоясывающий постройку и служащий продолжением дорического фриза портика. Скульптура в этой постройке была еще одним средством выделить ее среди других зданий.

Интерьер церкви имеет богатую относительно других зданий комплекса художественную отделку. Кессонами и орнаментальными розетками обработаны купол и своды, в парусах — живописные изображения святых, сюжетный рельеф помещен в тимпане арки над иконостасом. Сам иконостас, архитектурно решенный сравнительно просто — в виде глухой стенки-преграды, акцентирован двумя горизонтальными рельефными фризами и круглой скульптурой по сторонам царских врат. Использование пластики, усиление горизонтальных членений ико¬ностаса создают определенный контраст с вертикалями гладкоствольных колонн и сообщают направленность композиции к алтарю. Помещения остальных построек ансамбля не имеют особой художественной отделки.

Строительство комплекса началось с возведения солдатских казарм. К ноябрю 1803 года было произведено нивелирование земли, подготовка территории к строи¬тельным работам. На следующий год к августу были построены две солдатские казармы, а к ноябрю — третья. При строительстве солдатских казарм были внесены некоторые изменения — отступления от проекта зодчего. На торцевых фасадах вместо запланированной первоначально горизонтальной тяги появились небольшие прямоугольные ниши с рельефом из военных атрибутов. Окна первого этажа приобрели наличники в виде декоративных архивольтов. Внесенные изменения усилили выразительность торцевых фасадов, но в какой-то мере нарушили их целостность. Был построен госпиталь, сооружение которого было исключено при утверждении проекта, но не было реализовано здание для мастерских.

С завершением строительства казарм в 1808 году «Комитет о построении казарм на Петербургской стороне» был переименован в «Комитет городских строений» 53, за которым закреплялись функции по благоустройству города и ремонтные работы в казармах. Из построенных под руководством Руска Гренадерских казарм до наших дней сохранились все основные постройки: офицерский корпус, солдатские казармы, госпиталь и кузница, хотя и с некоторыми сделанными в последую¬щее время изменениями. Арочные проемы дворовых фасадов всех зданий были превращены в окна, офицерский корпус был надстроен четвертым этажом.

Строительство Гренадерских казарм явилось важным моментом в освоении новых территорий под городскую застройку, в формировании плана этой части города и определении масштаба окружающих построек.

С Гренадерскими казармами связаны важные исторические события в нашем городе. Полк участвовал в восстании 14 декабря 1825 года. Из него вышли декабристы А. Н. Сутгоф, Н. А. Панов, А. Л. Кожевников, М. Н. Глебов. В квартирах второго и третьего этажей (№ 2, 7 и 73) левой части офицерского корпуса, выходящих окна¬ми на Большую Невку, с 1889 по 1906 год жил будущий поэт Александр Блок со своей матерью и отчимом. Здесь прошли его детство и юность…»